Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

Текущие новости и информация всегда на нашей странице "Фейсбука" или "В Контакте" - "Мир Рода. Ведическая Магия" ВК https://vk.com/public123900829       Фейсбук - https://www.facebook.com/groups/1856365277948357/

 


 

ВАЛЬПУРГИЕВА НОЧЬ




С давних времён название Вальпургиева ночь прочно стало ассоциироваться с шабашом ведьм, чёрной магией и поклонением Сатане.
Особенно такие толкования стали распространены с христианизацией Европы.
Однако 1-е мая в странах Европы до VIII века с особой торжественностью праздновалось язычниками как первый весенний праздник - Белтайн.
Белтайн - это также название месяца май в ирландском, шотландском и других гэльских языках.

Этому празднику придавалось особое религиозное значение. Он был посвящен богу солнца и плодородия Беленусу, которому приносили символические жертвы друиды, кельтские жрецы. Существовало поверье, что в дни праздника его можно увидеть спустившимся на землю. Согласно Книге захватов Ирландии, в этот день умер Партолон. Считалось также, что племена богини Дану прибыли в Ирландию именно во время этого праздника.

Отмечаемый в ночь на 1 мая праздник Белтайн (Beltane или Beltaine) был одним из двух самых важных праздников кельтского календарного года, который делился на два равных периода, открывавшихся большими праздниками — Самайном (Samhain) 1 ноября и Белтайном (Бельтэйн) — 1 мая. Эти даты были связаны с важнейшими вехами скотоводческого календаря — выгоном скота на летние пастбища в первые числа мая и возвращение его в стойла на зимний период — к 1 ноября.



Tine Bél означает "Огонь Бела". В "Глоссарии Кормака" говорится: "Бел, т.е. языческий идол, откуда Белтине т.е. огонь Бела" ("Bil. i. dia hidal unde Beltine. i. tene Вil"). Béltine знаменует конец темной половины года, начало светлой, открытие пастбищного сезона.

С древности обряды, приуроченные к этим двум праздничным дням, имели большое сходство между собой, так как по существу смысловое значение их совпадало: обрядовыми действиями люди стремились обеспечить благополучие своей семьи, всей общины, сохранить основу их благосостояния — скот и посевы. Как и на Самайн, центральным ритуалом праздника Белтайн было разжигание больших костров на вершинах гор или расположенных вблизи селения высоких холмов.

По своему происхождению этот обряд, судя по отдельным сохранившимся фрагментам и по описанию его в исторических источниках, связан с культом солнца, составлявшим важную часть языческих верований древних кельтов. Вот как описывался этот ритуал в средневековых источниках: в течении нескольких дней перед 1 мая жители общины собирали топливо для костров Белтайна. Только определенные породы деревьев можно было класть в такой, считавшийся священным, огонь. На вершине горы приготовляли место и топливо для двух костров, а вокруг обоих костров рыли круглый ров, достаточно просторный, чтобы вместить всех собравшихся.

В канун Белтайна во всех домах селения гасили огни. Задолго до рассвета жители выходили из домов и начинали подниматься вверх, по склону, гоня перед собой весь свой домашний скот. Процессию возглавляли друиды, облаченные в белые плащи. Достигнув подготовленного для костра места, все становились в ров вокруг костра и молча ждали рассвета. Когда восток начинал алеть, особо уважаемые в селении люди добывали огонь для костра (путем трения друг о друга двух сухих кусков дерева).

Костер зажигался с появлением первых лучей солнца. Пели торжественный гимн солнцу, после чего собравшиеся трижды обходили по рву костер, три раза также прогоняли через огонь скотину (по узкому проходу между кострами) для его очищения от зимних хворей и защиты в новом сезоне, с зажженными факелами в руках обходили животных, вокруг своих земельных участков и домов. Этими же факелами зажигали и новый огонь в очаге.



Цель церемоний с огнем была двоякая: более древняя — умилостивление и почитание сил природы, и прежде всего бога солнца, направленное на то, чтобы сохранить невредимыми стада, получить хороший приплод скота, урожай на полях. На Шотландских островах белтанские костры горели обычно три дня, и в эти дни ранним утром каждый житель селения должен был приветствовать солнце, сказав ему: «Доброе утро!» («Gude morneen!»)
Кельты вешали на дверь Майский Сук и сажали во дворе Майский Куст из ветвей рябины, который украшали наподобие современной новогодней ёлки. В древности эти праздничные ритуалы были связаны с обрядами друидов для защиты от злых духов, но со временем утратили смысловую нагрузку. В странах и регионах, где часть населения составляют потомки кельтов, праздник отмечается до сих пор, особенно в сельских районах. С развитием неоязыческих сект и движений, например движения виккан в Англии и оккультных организаций так называемой «новой волны» (нью-эйдж), этот праздник стал интернациональным и некоторым образом коммерциализировался.

С германским праздником, аналогичным празднику Белтейн/Бьялтана, также связана традиция Майского Шеста, вокруг которого водят хороводы.



Джеффри Китинг так описывает Béltine: "...ассамблея проводилась в день 1 Мая, где существовал обычай обмениваться товарами, изделиями и драгоценностями. Также они приносили жертвоприношения своему главному Богу, которому поклонялись, последнего звали Бель и именно здесь зародился обычай зажигать два огня в честь Беля в каждой части Ирландии и проводить самых слабых животных между огнями с целью предохранения их от заразы в течение года, и именно от этого огня, который разводился в честь Беля, имя Bealltaine было дано благородному собранию: Bealtaine, т.е. Beiltene или огонь Беля (no teine Bheil)".

После христианизации Европы, старые женщины и вообще все те, кто не мог сразу отказаться от языческих обрядов в пользу христианства, несмотря на строгое запрещение (под страхом смертной казни), продолжали собираться в недоступных местах, чтобы подобающими образом, то есть песнями и плясками, встретить 1-е мая. Обстановка (костры, дикая местность), а может быть, и преднамеренно распускаемые этими тайными язычниками слухи (чтобы избавиться от лишних свидетелей), способствовали распространению в народе рассказов о ведьмах, собирающихся в эту ночь в различных недоступных местах.

Название Вальпургиевой ночи связано с именем святой Вальпурги, Уимбурнской монахини, приехавшей из Англии в Германию в 748 году с целью основания монастыря. Она умерла 25 февраля 777 года в Хайденхайме. Она пользовалась чрезвычайной популярностью, и ее очень скоро начали почитать как святую. В римском списке святых ее день — 1 мая.



Святая Вальпургия – реальная историческая фигура. Эта знатная британка родилась в Девоншире около 710 г. Она была дочерью Ричарда, одного из королей Западной Саксонии, и Винны, сестры св. Бонифация, апостола Германии. Оба ее брата, Виллибальд и Винибальд, тоже были канонизированы.

Отправившись в паломничество на Святую землю вместе с сыновьями, Ричард поручил свою 11-летнюю дочь заботам аббатисы Уинборнского монастыря, известного своими строгими порядками. И в итоге девочка безвылазно провела там не один год, вплоть до того, что встретила свой 37-й по счёту день рождения там.

Но были плюсы в жизни жительницы Туманного Альбиона, среди которых числилось изучение иностранных языков. Вальпургия их настолько хорошо изучила, что описала на латыни путешествие своего брата в Палестину, не говоря уже о повествовании жизни другого брата на родном английском. Поэтому часто св. Вальпургию называют первой писательницей Англии и Германии.

В 748-м дядя Вальпургии, Бонифаций, решает создать в Германии систему монастырей. По его просьбе аббатиса Уинборна присылает миссионерок, в том числе Вальпургию, дождавшуюся свободы.

Корабль, по преданию, отплыл от Британии в ясную погоду. Но скоро начался ужасный шторм. Монахиня бросилась на колени прямо на палубе – и море тут же успокоилось. Моряки рассказали на берегу об этом чуде, и в Германии Вальпургию встречали с благоговением. С тех пор святая считается покровительницей моряков (помогает также при водобоязни и в шторм).



Впоследствии Вальпургия стала аббатисой монастыря в Хайденхайме, городке в Баварии неподалеку от Айштадта, а после смерти брата руководила даже мужским монастырем. Ее добродетели и многочисленные чудеса принесли ей славу. Умерла Вальпургия 25 февраля 777 г. Всё бы ничего и почитали бы Вальпургию как «обычную» святую, но…

Прошло больше 100 лет, чудеса монахини стали подзабываться. Новый епископ Айштадта решает восстановить монастырь и церковь. Рабочие осквернили могилу аббатисы, и тут-то и произошло то, что за святыми не числилось - ночью ее грозная тень явилась епископу, напугав его до полусмерти.

Вскоре - а именно 1 мая - останки монахини перевезли в Айштадт, возложив в пустоту одной из скал. И из скалы начало вытекать целебное масло, помогавшее от многих болезней. Вальпургию канонизировали, причислив к лику святых. Позже ее останки развезли по разным городам и весям Германии, а дни, когда это случилось, посвятили ей (25 февраля, 12 октября, 24 сентября). Но главный день св. Вальпургии – первое мая.

Появление тени покойной британки дало почву для разных пересудов о её личности. После этого сплелись воедино языческие и христианские мотивы, и имя праведницы получил главный праздник нечисти.



В средние века существовало поверье, что Вальпургиева ночь является ночью пиршества ведьм во всей Германии и Скандинавии. Ведьмы садились верхом на метлы и слетались на горные вершины, среди которых наибольших успехом пользовалась «лысая» гора Броккен, где собиралась вся «элита» и справляла свой «праздничек» в диких пирах, плясках и совокуплении с демонами и дьяволом. Они пытались помешать благополучному течению весны, насылали порчу на людей и скот и т.п.

В селениях накануне Вальпургиевой ночи проводилась магическая церемония изгнания ведьм: разжигались костры (на которых иногда сжигали чучела ведьмы), люди обходили дома с факелами, звонили церковные колокола и т.п. Считалось, что травы в Вальпургиеву ночь обретают чудесную силу, поэтому многие знахарки-травницы выходили в этот день на сборы.

Поверья эти можно обнаружить в 1-й части «Фауста» Гёте. Сложились они около конца VIII века, вероятно, таким же образом, как возникала и распространилась вера в колдуний и ведьм: 1 мая с особой торжественностью праздновался язычниками первый весенний праздник и празднество это дало корни сплетням о шабашах. Распускали их люди, которые не могли сразу отказаться от языческих обрядов в пользу христианства, и, несмотря на строгое запрещение (под страхом смертной казни той инквизиции), продолжали собираться в недоступных местах, чтобы подобающими образом, т.е. песнями и плясками, встретить 1 мая, в будущем - День солидарности трудящихся. Обстановка (костры, дикая местность) способствовали распространению в народе рассказов о ведьмах, собирающихся в эту ночь в различных недоступных местах.

Сейчас в ночь с 30 апреля на 1 мая отмечают Вальпургиеву ночь по всей Центральной и Северной Европе – это праздник встречи весны, когда зажигаются огромные костры, чтобы отвадить ведьм, слетающихся в эту ночь на шабаш. Программа праздника не меняется уже более 100 лет: старинные игры, вроде наших горелок, выступления студенческих хоров и традиционные костры в канун Вальпургиевой ночи. Вот так канонизированная святая стала воплощением тьмы.

Несколько слов о том, какие мероприятия предпринимаются людьми в ночь на 1 мая в разных европейских странах.

В Скандинавии жгут костры, чтобы привлечь весну, отпугнуть духов и избавиться от накопившегося за зиму мусора, и едят гравлакс – свежего лосося, маринованного в соли, сахаре и укропе.

Во многих европейских странах с заходом солнца мальчишки начинают кричать и взрывать петарды. Потому что лучшее средство от духов – шум.

В Чехии в канун Вальпургиевой ночи насыпают на порог песок или траву, чтобы ведьмы не могли войти в дом, пока не пересчитают все песчинки или травинки.

В Баварии шутники мажут дверные ручки зубной пастой, переносят двери в другое место и вытаскивают из ботинок шнурки. Вальпургиева ночь у них – совсем как наш канун Ивана Купала.